10 лет саморегулирования и проектирования

22/03/2019

Выступление председателя Совета Р.Р.Рыбакова на Общем собрании АПО "Союзпетрострой-Проект" 

Как Вы уже знаете, сегодня наше ежегодное собрание отличается от прошлогодних и является, во-первых, юбилейным, и, во-вторых, имеет цель утвердить предложенную Советом кандидатуру  директора АПО в качестве единоличного исполнительного органа.

 И как всегда, вся конкретика и текучка выполненных действий за отчетный период полностью  отражена в докладе Андрея Викторовича Уртьева, который имеется в раздатке и ещё нам предстоит выслушать.

    Я же по ежегодной традиции позволю себе проанализировать  ситуацию, сложившуюся с  саморегулированием в нашей стране, с точки зрения не тех, кто эту ситуацию в стране придумывает и создает, а с точки зрения отдельной саморегулируемой организации и отдельной проектной организации - члена отдельной СРО, а, именно  тех, кто хлебает результаты придумок полной мерой.  И сегодня, подводя итоги 10-летней деятельности, я не могу  не проанализировать ситуацию, сложившуюся в области проектных работ, положение проектировщиков и наши вечные проблемы. Этот анализ не является обязанностью  СРО, но очень и очень касается каждого из нас.

В этом году  АПО «Союзпетрострой-проект»  отмечает десятую годовщину совместного проживания с Институтом саморегулирования, которое впервые было введено Федеральным законом от 22.07.2008 N 148-ФЗ в редакцию №17  Градостроительного кодекса  (последние изменения  учтены уже в редакции №106). Все эти годы, годы  существования института саморегулирования в строительстве АПО «Союзпетрострой-проект», первая зарегистрованная в Санкт-Петербурге СРО, честно, покорно, полностью и добросовестно, без адюльтеров (от лат. adulter — распутный), выполняет свой супружеский  долг в отношении нормативных требований Законов, определивших сущность саморегулирования в России, и эта верность  подтверждена неоднократными проверками контрольного органа – Ростехнадзора как  на региональном, так и федеральном уровнях.

В народных преданиях такая свадьба называется оловянной или розовой, и обычно очень широко отмечается, так как совместно прожитые первые 7-10 лет всегда являются самыми трудными  и свидетельствуют о выдержанных испытаниях.  С этим стоит нам поздравить друг друга.

Напомню, что основная идея саморегулирования - это уменьшение надзора со стороны государства за строительным рынком, что в свою очередь способствует снижению лишних административных барьеров для развития бизнеса. Кроме того, саморегулирование было призвано повысить уровень ответственности участников строительного процесса за проводимые работы, так как ответ за какие-либо неполадки или ЧП несут все члены СРО коллективно.

Подводя некоторые итоги по опыту прошедших десяти лет приходится отметить, что система для строительства несовершенна, ничего не дала отдельным СРО и их  членам, но она вообще-то работала, принося определенную пользу, хотя бы сняв с государства затраты на лицензирование,  аккумулировав огромные средства на счетах банков, которые могли бы  быть использованы в народном хозяйстве, дала значительное количество рабочих мест, существенно почистила конкурентную среду и, главное, довела большинство организаций – членов СРО до некоего шаблона в рамках заданных критериев, при этом наши действия, может быть, и  не приблизили достижение поставленных целей перед  институтом саморегулирования таких, как  снижение вреда и повышение качества проектной продукции, но и не ухудшили ситуацию –  в строительстве и проектировании все осталось, как было (не лучше и не больше).

За эти годы система саморегулирования  выросла и возмужала. На сегодняшний день  НОПРИЗ состоит из 210 саморегулируемых организаций, из которых 170 — саморегулируемые организации, основанные на членстве лиц, осуществляющих подготовку  проектной документации, 40 — саморегулируемые организации, основанные на членстве лиц, выполняющих инженерные изыскания, членами которых являются более 51 тысячи юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Общий размер средств  компенсационных фондов саморегулируемых организаций, сформированный за весь период деятельности (действующих) саморегулируемых организаций, составляет более 18 млрд рублей.

Общая сумма средств, размещённая на специальных счетах, составляет 13,5 млрд  рублей (из них 5,5 млрд рублей — компенсационный фонд возмещения вреда, 8 млрд рублей — компенсационный фонд обеспечения договорных обязательств).

Вот какие итоги подводит  Президент НОПРИЗ М.М. Посохин:

"Десять лет — это немалый срок. Не всегда удавалось все наши предложения донести до законодательной власти, но сделано немало. И сейчас, как никогда, важно сохранить те результаты, тот авторитет, которого мы с вами добились за прошедшие годы!

Необходимо продолжать развивать основную деятельность нашего профессионального объединения, направленную на совершенствование института саморегулирования и сферы инженерных изысканий и архитектурно-строительного проектирования".

Действительно продолжаем, все это время у  нас  совместно с НОПРИЗ кипела (по выражению Михаила Жванецкого) «огромная внутренняя жизнь, хоть и без видимого результата, но с огромными новостями, так радующими сидящих тут же, этакое состояние запора при бурной работе организма», при этом практически отсутствуют примеры, когда НОПРИЗ удалось добиться хотя бы какого-то изменения законодательства.

При взгляде на историю саморегулирования возникают ассоциации со стихотворением великого пролетарского поэта Владимира Владимировича Маяковского, который написал целый цикл стихов, очень созвучных нашему времени.  Вот начало этого известного стихотворения :

Послушайте!

Ведь, если звезды зажигают —

значит — это кому-нибудь нужно?

Значит — кто-то хочет, чтобы они были?

Значит — кто-то называет эти плево́чки жемчужиной?

 

Все знают, кто, что  и зачем зажгли, но зачем добавлять плевочки, считая их жемчужинками, без согласия тех,  в которых эти плевочки попадают?

Имеется в виду  весь массив изменений  Градкодекса, посвященный саморегулированию и, в частности, Федеральный закон № 372-ФЗ, подписанный 3 июля 2016 года Президентом  РФ Владимиром Владимировичем  Путиным. Этот Закон по мысли составителей  был направлен на совершенствование системы саморегулирования в строительстве и реально представляет её практически полную реформу.

 Напомним главные направления реформы:

• отмена свидетельства о допуске к работам;

• вывод «из тени» компенсационные фонды (КФ);

• введение дополнительной ответственности за неисполнение государственных и муниципальных контрактов;

• расширение полномочий СРО по разработке и применению единых стандартов деятельности;

• формирование Национального реестра специалистов в области строительства (НРС), а также изысканий и проектирования с требованием  наличия у членов СРО в штате минимум двух специалистов, сведения о которых включены в НРС.

В результате этой реформы контрольные полномочия саморегулируемых организаций стали несоразмерны возможностям СРО, особенно в части ОДО – обеспечения договорных обязательств.

Несмотря на завершение болезненно проводимой реформы, уверенно говорить, что трансформация СРО завершилась, пока мало  кто решается: институт самоуправления строительным рынком по-прежнему воспринимается до конца не сформированным, и  эксперты не исключают возврата к государственному регулированию отрасли.

К сожалению, итоги реформы неутешительны: хороший механизм испорчен, работа системы СРО стала ещё более формальной, Градостроительный кодекс изобилует различными мелкими деталями, деятельность СРО излишне зарегулирована, роль профессиональных объединений сведена к бюрократическим процедурам. Мы пришли к тому, что сферу нашей деятельности искусственно поделили на два сектора: регулируемый и нерегулируемый. И все это сделано под лозунгом заботы о малом бизнесе, освобождения его от финансовой  нагрузки. При этом у реально работающих компаний малого и среднего бизнеса никто не спросил, нужна ли им такая «забота» и такая «свобода». Их фактически бросили на амбразуру борьбы с теневым бизнесом, с компаниями-однодневками, которые в результате демпинга выигрывают тендеры, а затем за копейки привлекают реальных подрядчиков для выполнения работ.

Неожиданно оказалось, что несмотря  на свободу выхода из саморегулируемых организаций, массового ухода компаний – субподрядчиков из СРО не произошло. И в нашей АПО и во всех других, прошедших подтверждение статуса, количество членов несколько выросло за счет перехода из недобросовестных СРО, исключаемых из реестра. Видимо,  люди не хотят оказаться вне системы, тем более, что пока не отработаны практически механизмы взаимодействия с заказчиками и государством.  

Большую работу с НРС проводит НОПРИЗ, расходуя на это большие деньги сообщества, но никак не отделаться от вопросов, какую реальную роль сыграет этот реестр? Насколько соответствуют высокому званию специалиста по организации проектирования те, кто в итоге по чисто формальным критериям попал в эту базу? Как дальше работать с этим реестром,  каким образом этот реестр повлияет на качество сооружения объектов?

В настоящее время НОПРИЗ готовиточередные Концепции формирования Приоритетных направлений деятельности НОПРИЗ, на этот раз с целью обеспечения реализации Указа Президента РФ №204 от 7 мая 2018 года «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». Концепция представляет собой текст объемом 165 страниц. Большая часть материалов посвящена анализу и состоянию объектов некоторых регионов России. Последние 20 страниц заняты перечнем продвигаемых НОПРИЗ профессиональных стандартов и квалификаций по архитектурно-строительному проектированию, инженерным изысканиям. НОПРИЗ приглашает к обсуждению этих концепций. Пока не совсем прослеживается связь с проектными организациями и что это нам даст, но может быть что-то изменится в процессе обсуждения.

Итак, 10 лет мы стабильно и достойно выполняем свои обязанности.

      Казалось бы, - здесь можно было бы и закончить доклад о ситуации  с саморегулированием, но совесть не позволяет оставить в стороне, без внимания и понимания (которого не хватает сегодня на всех уровнях власти, включая и руководящие органы саморегулирования) сложившуюся ситуацию в проектировании объектов строительства в России.

Все 10 лет вне зависимости от рамок саморегулирования наша организация совместно с Союзпетростроем пыталась выявлять и как-то повлиять на решение  возникающих проблем. Что касается выявления проблем, то здесь мы кое-чего достигли, но что касается решения проблем, то здесь у нас просто «голос вопиющего в пустыне». Я только обозначу проблемы и причины их возникновения, без подробностей, потому что с этими подробностями Вы сталкиваетесь перманентно. Я применил это слово со скрытой надеждой, потому что  "перманентное состояние" - это состояние, непрерывно продолжающееся, но не вечное, а имеющее все же незримый конец.

Последнее время стало обычным во всех бедах строительства винить проектировщиков.

Одной из главных претензий к ним -  качество проектной документации. И надо признать претензии обоснованы и подтверждены прокурорскими проверками. Из-за ошибок в расчётах, подгонок, неучтённых требований нормативно-технической документации, а то и откровенной  халтуры проектировщиков строительные компании несут огромные потери.

Не буду перечислять основные замечания из практики прокурорского надзора ( несоответствие проектной документации, представленной на различных стадиях строительства, параметрам, содержащимся в разрешении на строительство, а также к размещению объектов в зонах с особыми условиями использования, не нашедших отражения в заключениях экспертизы проектной документации; нарушение границ санитарно-защитных зон; завышенные коэффициенты и цены; нарушения требований градостроительного законодательства при строительстве многоквартирных домов. Наиболее характерными из выявленных нарушений отмечены отсутствие нормативных и в достаточном количестве пожарных проездов, недостаточное число парковочных мест, изменение этажности зданий, отклонение от проекта планировки территории при осуществлении комплексного строительства, возведение жилых домов в районах, не обеспеченных социальной инфраструктурой).

Основываясь на результатах проверок, Глава Минстроя РФ Владимир Владимирович Якушев  заявил в рамках IV ВЭФ, что «Проектное направление в строительной отрасли России сегодня находится на низком уровне, и что за последние годы количество компаний, которые четко могут выполнять проектные работы, к сожалению, на рынке уменьшилось, а также, что сегодня реализация проектов зачастую тормозится именно из-за плохого проектирования». Радует, что министр в кои веки вспомнил про проектировщиков, заметив, что успех строительства на 80% зависит от качества проектирования.  Последнее   сказанное верно,  а вот статистику министру наверняка  сообщили по результатам строительства гособъектов, проектирование которых велось организациями, выигравшими тендеры, а их  действительно не так много  в силу действующего законодательства.

      Министр в том же выступлении поставил задачу: «Количество проектных институтов, которые качественно могут проектировать, должно в России вырасти в разы. Проектную отрасль нужно поднимать на совершенно другой уровень.»

            На самом деле, проектное сообщество России способно и готово разрабатывать качественную проектную продукцию, а количество проектных организаций достаточно для выполнения поставленных задач,  вот только нет сегодня другого такого вида экономической деятельности, который был бы настолько нестабилен как проектирование, более того, моё личное мнение, что проектное сообщество в России на грани катастрофы и признаки этой катастрофы налицо.

Большая часть коммерческих проектных организаций (и в этом числе большинство малых предприятий) находится в бедственном положении, а многие уже ушли с рынка.

Ситуация сложилась не сама по себе, а является следствием  сформированных в стране систем экономики и управления.  Комплекс причин, сознательно или бессознательно приведших к неприятностям в процессе принятия управленческих решений в виде Законов, Постановлений, Положений и других нормативных документов, можно  и нужно разрешать. К сожалению, Законы, решения, рекомендации принимают представители власти. Они же рассуждают о жизни населения, сами с гарантией материально обеспеченные  государством и (в силу особенностей развития страны с 90-х годов) не прошедшие изначально практическую  школу бизнеса. Зато теперь они, назначив себя профессионалами в любом виде экономической деятельности, пытаются все реформировать(как бы совершенствуя), при этом находятся  в другой реальности, далекой от борьбы за выживание.

«Сложилась парадоксальная ситуация, — говорит Михаил Посохин, — особенно при переходе к проектному финансированию и расчётам всего жизненного цикла. Доля затрат на проектирование в общем объёме расходов на строительство снижается катастрофически. Однако мировая практика показывает - уточнил президент НОПРИЗ -  чем выше доля затрат на проектирование, тем точнее и качественнее происходит строительство, тем ниже эксплуатационные расходы. Если сравнивать в цифрах, то труд самого квалифицированного проектировщика по стоимости не многим отличается от оплаты работы штукатура, и это при том, что их правовая ответственность за результаты и качество выполненных работ несопоставимы. Динамика стоимости проектно-изыскательских работ свидетельствует о стабильном снижении расценок на этот вид деятельности, и – подчеркнул Президент - эта негативная тенденция отражает в целом падение спроса на профессионализм и компетенции специалистов в этом сегменте строительной сферы». 

Надо добавить, средняя зарплата проектировщиков на настоящий момент является недостаточной в условиях инфляции и повышения тарифов. Эта зарплата уже лет десять стабильна и даже когда-то была вполне приличной, но сейчас она не обеспечивает достойного существования.   Легко проследить отношение власти к труду проектировщиков  - ежегодный выдаваемый Минстроем инфляционный коэффициент на проектные работы по величине по годам просто смешон и в последние годы падает. Последствия бедственного положения проектировщиков – катастрофа с кадрами: старшее поколение, про­шедшее надежную школу в проектных институтах, уходит из активного проектирования; ведущие проектные инсти­туты мельчают или исчезают;  в вузах обучение на проектиров­щиков не проводится, и если раньше этот про­бел восполняли многоопыт­ные высокопрофессиональные кадры специалистов проектных институтов, то теперь подавляющее большинство выпускников высших учебных заведений в силу ряда причин, в том числе финансовых, идет на стройку или в менеджеры  и редко приходит в проектирование. Дефицит кадров налицо, но это не значит, что в целом по России проектировщиков не хватает, просто ни одна проектная организация не может позволить держать у себя полный комплект специалистов по всем видам проектирования. Это объясняется  пульсирующей нагрузкой, и в обязательном порядке вынуждает  пользоваться аутсорсинговыми услугами, очень распространенными среди  самых успешных компаний мира, или  нанимать  фрилансеров, среди которых много классных специалистов-пенсионеров. Но это возможно только при резком повышении средней заработной платы.

Вот каковы, на мой взгляд,  основные причины  сложившейся ситуации: 

 

Во главу угла своей деятельности  инвесторы ставят погоню за маржой  и  в постоянной борьбе за сокращение издержек зачастую считают идеальным вариантом экономию на проектных решениях. С точки зрения многих руководителей строительных компаний, проектная документация нужна не для того, чтобы по ней строить, а чтобы получить все необходимые разрешения. А строить, мол,  мы и так умеем. Отсюда и происходит запрос на быстрое изготовление дешёвых томов, «имитирующих» полноценные проекты, зато удовлетворяющих всем «хотелкам» заказчика. Но практика показывает -   Проектировщик — важнейшее звено в цепочке, но не то звено, на котором можно что-то сэкономить, на нём можно только потерять. Кто не понимает, что  исправление проектно-сметной документации стоит по нынешнему курсу 10 долларов, исправление в стройке будет стоить не менее 1000 долларов, а исправление при эксплуатации – 10000?

- Запросы девелоперов породили огромное число псевдопроектных организаций, которых такая ситуация вполне устраивает. Демпингуя на рынке и вытесняя добросовестных проектировщиков, они за копейки выдают документацию самого низкого качества, которой, однако, вполне достаточно для целей и задач застройщика. На просторах страны расплодились «проектные институты» и «архитектурные бюро», в штате которых числится один директор, он же бухгалтер, а вся документация подготавливается на коленке фрилансерами.

Существующий порядок распределения заказов - неудобоваримые и дорогостоящие условия тендеров на Госзаказы с требованиями высоких затрат с банковскими гарантиями.

-  Поведение государственных Заказчиков,  кредо которого «лучше ничего не делать, чтобы не ошибиться и суметь просидеть в своем кресле нужные сроки для получения гос.пенсии».

-  

Запуганные поисками коррупционной составляющей  частные инвесторы, использующие кальку с поведения госорганов.

-   Необоснованно завышенные объемы проектной документации.

-  

Административные барьеры всех уровней чиновничества: затягивание сроков рассмотрения, ведомственные интересы в ущерб государственным, просто подчеркивание своей амбициозности  и унизительное отношение к просителям, чувство безнаказанности при круговой поруке руководителей; и как следствие, срыв сроков выполнения  обязательств проектировщиков, хотя и получение и техусловий, и согласований не является  проектной деятельностью, стоимость этих работ исключается и Заказчиком, и Экспертизой из смет на проектные работы, но эти работы почему-то включены в сроки проектирования.

Низкая, не обеспечивающая достойного существования хотя бы по сравнению со строителями, стоимость проектных работ и, как следствие, дефицит профессионально подготовленных кадров.

Неоплата бросовых работ и работ, связанных с внесением изменений  в проектную продукцию по требованиям многочисленных контролеров, изменяющим исходные данные. . Это очень дорого обходится проектной организации, рассчитывающей в договорный срок  получить оплату, которая задерживается не по  его вине.  Огромный неоплачиваемый объем работ связан с приведением в соответствие проектной документации с последующей повторной экспертизой по инфраструктурным инженерным объектам, при том, что Постановлением Правительства РФ  не требуется Экспертиза по большинству внешнесетевых объектов .Надо отметить, что чаще всего изменения документации не повышают её качества, поскольку профессионализм и опыт проектировщиков заведомо выше, чем у контролеров (исключая специалистов  эксплуатирующих организаций и ОПС КГА, с которыми согласования логично необходимы   и  проходят всегда по делу).

Непрекращающийся поток изменений в законодательстве и в нормативных и директивных документах.

Огромное количество расплодившихся проектных организаций при эксплуатирующих  организациях  и  госорганизациях-монополистов в своих отраслях.

Проектировщики  оказались не партнерами чиновников в процессе совместного созидания на благо родного города, а просителями у материально и  социально обеспеченного чиновника, хорошо защищенного в правовом отношении регламентами и Правилами и, в такой же степени, у коммерческого застройщика, набитого деньгами. Просто удивительно, но Санкт- Петербург в нашей стране наиболее  сложен  по  технологическим согласованиям.

Отсутствие в Санкт-Петербурге Центра технологических согласований для выработки согласованных и отвечающих интересам города решений. Зачастую невозможно принять комплексные проектные  решения из-за противоречий между желаниями Заказчика и требованиями технических условий при прокладках и переустройстве сетей на территориях общего пользования. Не всегда  можно удовлетворить все желания монополистов, их хотелки  бывают очень дорогими. И тут нужен административный ресурс.

-  Низкое качество изыскательской документации. Учитывая необходимость обеспечения проектирования своевременной, актуальной и достоверной  изыскательской документацией, давно пора обеспечить город постоянным и единым фондом результатов изысканий, особенно, топогеодезических, доступных  при потребности в них.

В заключение анализа ситуации в проектировании хочется процитировать статью в газете “Деловой Петербург” (номер от 11.09.2018) в рубрике “Свое дело” (автора называть не буду, потому что цитирую выборочно) о политике государства в отношении “поддержки” малого бизнеса.

У Владимира Высоцкого есть замечательная песня «Охота на волков». Написанная 50 лет назад, в 1968 году, она становится все более актуальной сейчас. «Рвусь из сил и из всех сухожилий, но сегодня — опять, как вчера, — обложили меня, обложили, гонят весело на номера». Частный бизнес, кото­рый с 90-х годов прошлого века так хорошо развивался, поставлен на грань выживания. И это не о наших бедных олигархах, которые потеряли свои супердоходы, но почему-то увеличили свое состояние. Речь о тех, кто создавал  все своими руками и умом с нуля, развивал и продолжает биться за свой небольшой кусок хлеба. Желательно с маслом.

Самый лучший бизнес сейчас — сесть в кресло чиновника или устроиться в госкорпорацию, где денег не жалеют. О чем, собствен­но, и мечтает большинство современных выпускников школ. С каж­дым годом все больше людей в стране за­нимаются так называемым непроизво­дительным трудом, а проще говоря, про­веряют, контролируют, выдают разреше­ния. Но чаще всего — запрещают. Кто-то в ру­ководящих кругах решил, что контроль и порядок главнее всего. Главнее эконо­мики и благосостояния граждан. И эта мысль так понравилась бездельникам и криворуким управленцам всех уров­ней, что они бросились наперегонки пи­сать различные законы и инструкции, за­прещающие делать что-либо без их раз­решения. Они почти добились поставленных целей: каждый шаг предпринимателя можно отследить. Не учли одного: что­бы это отслеживать, нужна армия чиновников, которые НИЧЕГО не произво­дят. Нужно так нужно: общее количест­во госслужащих выросло с 2000 года поч­ти на 80%. Денег на их безбедное содержание нуж­но все больше и больше, а источник этих денег один — бизнес. Предпринимателей становится все меньше и меньше, оборо­ты и, как следствие, налоги падают. Вы­ход? Еще усилить контроль и увеличить на­логи. Раненых в плен не берут. Добивают, чтобы не мучились.

В заключение. Борьба с ветряными мельницами потому и продолжается, что всегда теплится надежда, а вдруг услышат мнение низов, получивших суровый опыт в последние годы.

 В  заключение  хочу поблагодарить штатный состав АПО за огромную работу, проделанную в  отчетном периоде , за креативность , терпение и самопожертвование, и особую благодарность от имени Совета выразить лично Уртьеву Андрею Викторовичу, которому и передаю слово в соответствии с Повесткой дня.

Дата публикации: 22/03/2019 11:41

Дата последнего обновления: 22/03/2019 23:59