Для стимулирования инноваций нужно современное законодательство

10/03/2017

 Одной из главных тем окружного образовательного форума, прошедшего в Новосибирске, стали инновации в строительстве. Вернее, их практическое отсутствие и сомнительная эффективность. О том, что намерены предпринять в Минстрое для того, чтобы новации активно внедрялись в отрасль, корреспонденту Агентства новостей «Строительный бизнес» рассказал первый замминистра строительства и ЖКХ РФ Леонид Ставицкий. 

- Леонид Оскарович, какие решения необходимо принять, чтобы инновации активно внедрялись на стройках России?

- Чтобы стимулировать инновации, нужно, прежде всего, создать современное законодательное, нормативно-правовое и нормативно-техническое правовое поле. Любая инновация в области индустрии строительных  материалов, конструкций или технологических процессов может работать только при условии законодательного закрепления жизненного цикла зданий и сооружений. То есть, в основе инноваций лежит экономика, а экономический эффект проявляется и считается только на полном жизненном цикле зданий и сооружений. А понятие «жизненный цикл» тянет за собой целый комплекс нормативных, технических и прочих вопросов. И сразу перейти на эту платформу невозможно, для этого требуется значительное время. В Москве, например, жилье с энергосберегающими приборами и прочими инновациями покупают. Но отъедьте от Москвы километров за 500 – кто там купит жилье, при строительстве которого применены современные инновационные технологии, которые на стадии строительства ведут к удорожанию? А если бы существовали экономические механизмы, которые позволяли бы окупать эти инновации в период эксплуатации, тогда бы этот груз не ложился на плечи покупателей.

- Какую работу ведет Минстрой для решения этой проблемы?

- Первые шаги уже сделаны. Прежде всего, актуализированы тысячи нормативных документов, которые накопились за долгие-долгие годы – это СНиПы, своды правил и так далее. Впервые за долгие годы правительство России приняло решение выделить огромные средства – около 4-4,5 млрд рублей на эту работу. До этого средства на актуализацию документов выделяли национальные объединения строителей и изыскателей и проектировщиков, а также СРО – в общей сложности более 600 миллионов рублей. Актуализировав нормативную базу, мы уже делаем шаг к интегрированной схеме, связанной с техническим регулированием, с продвижением инновационных материалов и технологий. Следующий шаг  — это переход к жизненному циклу. Без этого мы не создадим предпосылки для продвижения инноваций.

Также сделаны первые шаги в области законодательной базы. Принят закон о ценообразовании в строительстве, поскольку те средства, которые вкладывает государство в объекты капитального строительства, требуют совершенно новых подходов к ценообразованию, перехода на ресурсный метод. А что такое сметное нормирование? Это те самые современные материалы и технологии и правильная оценка их эффективности. Это опять будет востребовано на жизненном цикле зданий и сооружений.

Я думаю, что в ближайшие два года эта работа будет завершена. Но жизнь не стоит на месте, нормативная база должна постоянно совершенствоваться. Мы много говорим о Еврокодах  — а они уже имеют по 3-4 редакции, потому что постоянно появляются новые технологии, материалы, и это должно быть отражено в нормативной базе. Мы перевели третий свод Еврокодов, однако нам нужны национальные стандарты и своды правил. Но при этом мы должны быть, безусловно, интегрированы в мировую систему. Такая работа ведется, и она будет усиливаться с каждым годом. Мы прекрасно понимаем, что без этого мы не сможем выйти на современный уровень в строительстве.

- Нужно ли государству в условиях кризиса поддерживать строительные компании, и каким образом?

- У нас в строительстве еще нет окончательно сформированной конкурентной среды, в том виде, в котором мы хотели бы ее видеть. При этом конкурентная среда не предусматривает какого-либо участия государства. Если правила игры сформулированы в законодательстве четко и правильно, тогда правильно работает и конкурентная среда. Конечно, есть шероховатости, например, в рамках 44-ФЗ «О контрактной системе». Сейчас в торгах участвуют компании, которые участвовать не должны, но по закону имеют право. Отсюда и некачественная работа подрядных организаций, и провалы, и уголовные дела. Поэтому впрямую государство помогать, конечно, не будет, но создавать среду для здоровой конкуренции – это самая главная задача.

- Но беда 44-ФЗ не в том, что в торгах могут участвовать два человека с одной ржавой лопатой, а в том, что на аукционах единственный критерий отбора победителей – это минимальная цена. Кроме того, главная задача Главгосэкспертизы — максимально снизить стоимость проекта. До тех пор, пока по этим двум параметрам будут отбираться проекты, ни о каких инновациях речи быть не может.

- Я бы не сказал, что главная задача Главгосэкспертизы – снизить стоимость проекта. Ее главная задача – обеспечить техническую безопасность. И вообще, определение достоверной стоимости появилось не так давно. Госэкспертиза с удовольствием отказалась бы от этого раздела, потому что все это пока очень несовершенно и условно. Закон о ценообразовании, основанный на ресурсном методе, более совершенный, но тоже не до конца. Мы посмотрим, как он будет работать, особенно после того, как будут приняты подзаконные акты, когда заработает ГИС, то есть мониторинг цен на материалы, машины, механизмы и стоимости трудовых ресурсов. Я думаю, что и он потребует еще какого-то совершенствования.

Что же касается ржавых лопат и аукционов, я считаю, что основа основ – это прямая ответственность. А прямая ответственность – это страхование, а страховые компании с мелкими подрядчиками работать не будут или будут брать с них бешеные проценты, что приведет опять к удорожанию строительства. Так по кругу и ходим. Поэтому все нужно совершенствовать.

- Аукционы в строительстве нужно отменять?

- Нужно, но рано. Пока другого механизма не существует. С другой стороны, обратите внимание, как строились основные стратегические объекты или объекты Олимпиады? Их строили единственные подрядчики, выбранные без конкурса – но это не от хорошей жизни. Дело в том, что владельцы компаний, которые подписали здесь контракты на генподряд, несли и несут ответственность перед президентом России, напрямую. И все знают, что они все построят и ничего не своруют, и все будет нормально. К сожалению, пока так. Но совершенствоваться надо. В чем наша проблема? Эволюция европейской и американской законодательной базы происходит постепенно, а у нас, как всегда, все надо немедленно, чтобы за пять лет сделать то, что в Америке происходило 100 лет. А немедленно не получается. У нас избыточные ожидания, что это произойдет прямо сегодня. Не произойдет!

Кстати говоря, очень характерный в этом плане 131 федеральный закон «Об общих принципах местного самоуправления»  – я считаю, что это второй закон после Конституции России. В нем прописана  система ответственности по уровням власти. Очевидно, что страна должна жить по 131 закону, а не живет. Почему? Мы декларацию подписали, закон приняли, но экономика страны, ее устройство не позволяют жить по этому закону. Не потому что не хотим, а потому что не можем. Нужно было этот закон принимать? Конечно! При этом вспомните, сколько к таким законам шла Европа? К самоуправлению? Это же Магдебургское право, XV век!

- То есть, через 600 лет мы будем жить так же хорошо, как в Европе?

- Ну что вы, гораздо быстрее! Мы самые лучшие и талантливые, и то, что для Европы столетия, для нас — 10-20 лет.

 

Дата публикации: 10/03/2017 17:17

Дата последнего обновления: 10/03/2017 17:19